свобода - самоуправление!
Учредитель и издатель ДП "НАБАТ"
Серия и № регистрационного свидетельства
КВ № 3404 от 13.06.2000г.
подписной индекс: 21585
всеукраинская   либертарная  газета (сетевая версия)
 

 
на главную
от редактора
 
САУ в действии
Документы САУ
Вступай в САУ
 
Публикации 
№ 15 сентябрь 2009 г 
№ 13, март 2005 г. 
№12, март 2004 г. 
№11, декабрь 2003 г. 
№10, октябрь 2003 г. 
№9, август 2003 г. 
№8, январь 2003 г. 
№7, сентябрь 2002 г. 
№6, август 2002 г. 
№5, июнь 2002 г. 
№4, май 2002 г. 
№3, декабрь 2001 г. 
№2, март 2001 г. 
№1, сентябрь 2000 г. 
 
форум
контакты
 
сайт В. Черного
 


Вернуться к содержанию

К БАРЬЕРУ!

Общеизвестно, что одним из главных, фальсификаторских инструментов демократии является ее формализм. Всевозможные цензы, процедуры, регламенты зачастую действуют, как механизмы, позволяющие власти манипулировать свободным волеизъявлением граждан в своих целях. Одним из таких инструментов, наиболее характерно выявляющих диктаторский принцип большинства, является избирательный барьер. Ниже приводится (с сокращениями) текст обращения лидера «Союза анархистов Украины» В. Черного в Конституционный Суд по поводу отмены 4%-го барьера в новом законе «О выборах народных депутатов Украины». Пикеты активистов САУ распространяли листовки соответствующего содержания у комитетов Верховной Рады и в сессионном зале парламента 9 – 12 марта 2004 г.

Конституционный Суд Украины

Согласно п.п.2, 3 ст.76 Закона Украины 2001 г. «О выборах народных депутатов Украины», право на часть в распределении депутатских мандатов получают только кандидаты в депутаты, которые включенные в избирательные списки партий и блоков, набравших более 4% голосов. Эта норма является по своей сути избирательным цензом, поскольку исключает целый ряд граждан (поддерживаемых ими партий) из участия в работе парламента.

Важно, что 4% барьер никак не является процедурным регулированием, так как квалифицирующий признак регулирования – возможность выполнить его условия. Так, избирательный залог теоретически можно отнести к регулированию, так как небольшую сумму денег может собрать каждый кандидат. Однако, существуют взгляды, которые в любой стране не набирают 4% приверженцев. В отношении партий, которые исповедуют такие взгляды известного меньшинства, избирательный барьер является именно цензом, поскольку партия не может преодолеть его разумными усилиями.

Действительно, количественный избирательный ценз существует в ряде стран. Однако это атавизм конституционной монархии, когда это ограничение служило сдерживанию свободы слова и осуществлению короной контроля над парламентом. Этот пережиток сохранился в современных демократиях в силу традиции. В этих странах, которые имеют парламентскую культуру обычно более двух столетий, уже закрепились основные партии, и новые партии не получают значительной поддержки населения. Кроме того, парламентские и консерваторы, и левые заинтересованные в сохранении своего доминирования. Поэтому дискуссия о снятии барьера не приветствуется.

Следует также указать еще одну – экономическую - причину, за которой избирательный барьер в некоторых развитых странах существенным образом не ущемляет прав избирателей. Свободный рынок, наличие большого среднего класса разрешает практически любой идее привлечь спонсоров для финансирования ее популяризации. Поэтому даже новые партии сравнительно легко могут развернуть рекламную кампанию и набрать довольно приверженцев, чтобы перейти барьер.

В Украине же капитал сосредоточен в руках узкого круга олигархов, и новые партии, которые в особенности не претендуют на экономическую окупаемость за счет лоббирования, обычно не имеют средств для масштабной агитации. Поэтому для них практически невозможно перейти 4% барьер. Вводя этот барьер, государство сознательно и нарочно выключает новые идеи из политического процесса, в зародыше уничтожая демократическое развитие общества на базе свободного обмена идеями.

Украина – очень молодая демократия. В ней нет характерных для отстоявшихся политических систем двух-трех партий, за которые голосует подавляющее большинство населения. Политическая ситуация в Украине характеризуется большим числом небольших партий. Так, на выборах 2002 г. партии, которые не прошли 4% ценз, в сумме набрали 17,96% голосов. Безусловно, этот очень существенный объем. Государство не может пренебречь волеизъявлением 4.684.078 избирателей.

Ограничение фундаментальных политических прав настолько большого числа населения не может быть оправданно административной целесообразностью упрощения контроля над парламентом. В Украине существует великое множество профессиональных, этнических и других групп, любая из которых составляет менее 4% населения. Избирательный барьер не дает им возможности быть эффективно представленными в законодательном органе, и создает ситуацию, когда государство не обязано учитывать их интересы.

Из всего многообразия культурной, национальной, политической жизни в стране парламент представляет только самые большие группы. Такая ситуация может нарушать даже национальное равноправие (ст. 24 Конституции), закрывая доступ в парламент партиям, которые специально представляют национальные меньшинства. Кроме того, логическое следствие избирательного барьера – распределение мандатов партий, которые не прошли – означает искусственную поддержку государством нескольких основных партий, поддержку, которая противоречит конституционной гарантии отсутствия у государства доминирующей идеологии (ч. 2 ст. 15 Конституции Украины).

Свободным может быть такое волеизъявление, в результате которого в парламент приходят те партии (блоки), за которые проголосовало население. Причем распределение представителей политических организаций в законодательном органе должно быть пропорционально отданным за них голосам. Иначе голосование лишается своего содержания и превращается в азартную игру: если партия (блок) набирает свыше 4%, то волеизъявление избирателя принимается во внимание. Если же нет – то его голос отходит (в результате распределения мандатов партий, которые не прошли ценз) к другой партии, нередко совсем противоположных взглядов.

Соответственно, возникает ситуация, когда избирателю принудительно назначают парламентского представителя, противоположные взгляды которого неминуемо создают конфликт интересов. Такая система не может рассматриваться как свободное волеизъявление. Она нарушает принцип демократии, – неограниченного народного правления через пропорциональное представительство, - закрепленный ст.1 Конституции. Не обеспечивает она и равного избирательного права, установленного ст.ст.24, 71, 76 Конституции, поскольку группы граждан, меньшие 4% от общего числа избирателей, фактически исключенные из избирательного процесса.

Существование ценза лишено смысла в парламенте, который включает также депутатов, избранных в мажоритарных округах. Если каждый из этих 225 депутатов представляет меньше чем 0.5% избирателей, то невозможно отвечать отказом кандидатам от партий, которые собрало те же 0.5% голосов. Тем не менее, ценз является в восемь раз большим. Ценз приводит к ситуации, когда одно и тоже число избирателей имеет право на своего кандидата по мажоритарному округу, но не по пропорциональном. Это является нарушением равенства, как избирателей, так и кандидатов в депутаты. Фактически, кандидаты по мажоритарным округам имеют в восемь раз большие шансы на прохождение в парламент.

Нарушены ст.ст.24, 36 Конституции: норма, которая обжалуется, закрепляет неравенство партий (групп граждан) перед законом, устанавливая привилегии для политических объединений, поддерживаемых более чем 4% избирателей. Норма, которая обжалуется, устанавливает привилегии для групп граждан, которые более 4%. Они не только могут пренебречь интересами групп меньшего размера, но и, на основании п.3 ст.76 Закона 2001 г. “О выборах народных депутатов”, распределяют между собою депутатские мандаты таких (меньших 4%) групп. Норма, которая обжалуется, была поддержана основной фракцией парламента – коммунистами, поскольку именно они традиционно получают наибольшее число дополнительных мандатов в результате распределения мандатов партий (блоков), которые не прошло 4% ценз.

Согласно ст.22, 64 Конституции, конституционные права не могут быть ущемлены законами. Конституция не содержит 4% избирательного ценза. Та же статья запрещает при принятии законов сужения имеющихся прав граждан. Однако норма, которая обжалуется, суживает права как избирателей (на свободный выбор представителя), так и кандидатов в депутаты. Исходя из вышеприведенного, на основании ст. 150 Конституции Украины, ст.ст. 13, 15, 40 Закона Украины “О Конституционном суде Украины”, требуем признать пункт 2 статьи 76 Закона Украины “О выборах народных депутатов Украины” неконституционным.

Вернуться к содержанию


 
 "Набат" 2000-2002. Designed: © Digital-Mix