Союз Анархистов Украины - На выборах против власти


На выборах против власти

«Ничего личного» в политике – кредо циничных дельцов, шагающих к власти по нашим головам и легко меняющих политическую окраску и принципы ради ее сохранения. У человека искренне стремящегося улучшить общество, в котором он живет, политическая борьба всегда замешана на глубоко личном. Тем более, это касается анархиста, для которого первоочередными являются свобода и благополучие своих ближних, «малой родины», территориальной громады, без чего никакого освобождения абстрактного народа/нации не может быть в принципе.

ПРЕДПОСЫЛКИ КОНФЛИКТА
Это «личное» началось в далеком 1998 г., когда я работал главным специалистом отдела по работе с общественными организациями исполкома Одесского горсовета. Попал я туда по заданию областной ячейки Социал-демократической партии Украины (СДПУ) в рамках мобилизации на борьбу за местное самоуправление. Мэрия во главе с Э. Гурвицем пыталась тогда вести независимую политику, что привело к закономерному конфликту с губернатором области Р. Боделаном. Конфликт был жестким и кровавым с политическими убийствами и покушением на мэра. Его апогеем стал штурм горсовета за неделю до выборов 23 марта спецназом УБОП и исполнительной службой. Я и несколько товарищей, впоследствии ставших костяком Одесского союза анархистов, защищали тогда лестницу на второй этаж к кабинету мэра.

Несмотря на победу на выборах, Гурвица из мэров убрали через суд и введение в городе прямого президентского правления. Он уехал в столицу, где сблизился с врагами своего главного обидчика – президента Л. Кучмы, лидерами оранжевой оппозиции. Мы тем временем учредили партию «Союз анархистов Украины», одесская ячейка которой стала ее наиболее организованным и деятельным авангардом. Анархисты развили борьбу за местное самоуправление в кампаниях против теневой приватизации собственности одесской громады и застройки приморских парков. Партия в целом находилась в оппозиции к кучмовскому режиму, но и не дружила с оранжевой оппозицией, критикуя ее за национализм и западных спонсоров. Режим же пытался использовать наш образ для борьбы с оранжевыми. То в феврале 2001 г. переодетые анархистами курсанты академии МВД громили лагерь оппозиции в Киеве, или на Первомай 2004 г. поддельная заявка САУ о том, что оранжевых будут ждать у памятника Шевченко 20 тыс. анархистов, попала в штаб В. Ющенко и он не решился вводить в город свои колонны.

С воцарением оранжевого режима, весной 2005 г. Гурвиц вернулся в Одессу и отплатил своему противнику – мэру Боделану той же монетой, - решением суда снял того с должности, а сам стал во главе города без каких либо выборов. Произвол, обличенный в маску возмездия, тогда отвернул от Гурвица многих бывших сторонников. Мы же к тому времени окончательно поняли разницу интересов местного самоуправления, в смысле потребностей одесской громады, и его формального лидера в мэрском кресле. Эта разница тем более становилась очевидной, что теперь мэр был близким другом нового президента Ющенко и перестал стеснять себя демократическими формальностями. Имея такую «крышу» на Банковой, Гурвиц начал передел города под интересны близких ему кампаний. Мэр поддержал проект застройки приморских парков греческой ТНК «Миханики», договорился с махинаторами по приватизации «Пассажа», то есть стал покровителем врагов анархистов и одесской громады.

Последней каплей был конфликт вокруг Греческой площади. За продолжение строительства подземной развязки и паркинга, начатых при Боделане, новая власть запросила гигантскую взятку с подрядчика ООО «Киев», а после отказа строителей, начала засыпать котлован объекта. Развязка была общественно значимым проектом, призванным разгрузить от пробок исторический центр Одессы. Почти весь коллектив ООО «Киев» состоял в нашем Союзе анархистов. Наконец, засыпка котлована без использования необходимых технологий грозила обрушением архитектурного ансамбля центральной площади города. Поэтому в мае 2006 г. мы встали на защиту проекта. Силы были неравными, и 33-дневная эпопея борьбы анархистов за Греческую площадь закончилась нашим поражением [1] . Затем мэрия стала методично «прессовать» бизнес, поддерживавший САУ, чем на время заморозило нашу работу в городе.

СХВАТКА В МЕДИА
К активной борьбе с Гурвицем мы вернулись лишь весной 2009 г. Мэрия к тому времени полностью вжилась в роль монопольного и бесконтрольного хозяина Одессы. Она набрала кредитов на 700 млн. грн., повесив эти долги на поколения одесситов, городу угрожал дефолт. Произвол точечной застройки исторического центра: одесситов, не желавших отселяться в пригороды, избивали, их квартиры поджигали. При полном развале ЖКХ, осенью 2009 г. в Одессе были самые большие в стране коммунальные тарифы. Дошло до того, что Гурвиц пытался продать под снос «священный» для одесситов Привоз. И на этом фоне вызывающие пиршества на день рождения «любимого мэра» с миллионными подарками и регулярным избиением журналистов, пытающихся заснять оргии местечкового самодержавия. Но главной ошибкой мэра стала культурная экспансия, насаждение агрессивного украинского национализма.

Кроме поддержки легальных право-радикальных партий типа КУН, УНСО и ВО «Свобода», чья численность в городе стала расти за счет притока ультра из областей запада и центра Украины, шла активная работа в неонацистском секторе молодежной субкультуры. Координировала это правое сплочение вокруг мэра «Свободная Одесса» (СО), - придворная организация радикалов, преследовавшая противников мэра. По иронии судьбы, СО была основана активистами ПП «Братство», с которой САУ в 2005 г. шел блоком на парламентские выборы под махновской программой. С другой стороны, лидер братчиков Д. Корчинский был старым другом Гурвица, его помощник О. Янчук стал начальником управления торговли мэрии, за доходы с которого и финансировал «Свободную Одессу». Пока пути САУ и СО не пересекались, но это было лишь вопросом времени. В общем же, разгул украинского национализма в Одессе под эгидой мэра достиг невиданных масштабов. Откуда у коренных одесситов создалось стойкое мнение: «Чужие люди пришли в наш город насаждать свои порядки».

Мы напомнили о себе листовочной кампанией против коммунальных тарифов. Затем прошла сатирическая акция «Кодекс идеального одессита», высмеивающая политику городских властей. Тогда же в рамках подготовки к Евро-2012 мэрия была вынуждена возобновить проект развязки на Греческой площади. Но как только Одессу исключили из списка городов, принимающих чемпионат, очередные инвестиции, вложенные в развязку, были опять закопаны Гурвицем. На что анархисты снова ответили протестами. Но мэрия стала нетерпима ко всякой критике, поэтому повела против нас грязную кампанию дискредитации. В начале августа 2009 г. в горсовете прошла пресс-конференция Управления молодежной политики "О мерах по противодействию проявлениям фашизма, нацизма и ультранационализма в г. Одессе". Его начальник, один из бывших командиров Майдана А. Юсов объявил список из 9 ультранационалистических и профашистских организаций, действующих в городе, куда попал и Союз анархистов. Эта информация была широко растиражирована в местных и центральных СМИ.

Данные меры подразумевали расклейку «списка Юсова» в общественном транспорте, проведение разоблачительной агитации в учебных заведениях и молодежной среде. Позднее городская власть подала документы в прокуратуру на предмет выявления у партий списка действий, способствующих «распространению фашизма, расизма и ультранационализма среди одесской молодежи» [2] . И это при наличии у мэрии придворных профашистских организаций, места которым в списке не нашлось. Власть ставила на открытый цинизм и неискушенность обывателей в политических идеологиях. В ответ наш Политисполком выступил с заявлением, в котором рассказал о борьбе анархистов с национализмом и фашизмом, привел слова его основателя Б. Муссолини, что анархизм является полным антиподом «коричневой» идеологии, поведал о борьбе самого САУ против юдо- и русофобии [3] .

А в конце месяца, когда Гурвиц отправился на траурные мероприятия в гетто Лодзи, мы провели ответную медиа-атаку. Заявление о национальной политике горисполкома, как лично мэр растит в Одессе профашистские организации, во время визита было разослано по оппозиционным партиям, общественным организациям, муниципалитетам и СМИ Польши. В контексте чего мы указали на кощунственный характер присутствия одесского градоначальника на мемориале жертв нацизма. А также обещали сделать Гурвица невыездным, как Ким Чен Ира [4] . Наша атака вызвала резонанс и в одесских СМИ. Затем мы подали в суд на управление Юсова за клевету путем включения САУ в список. Процесс длился весь 2010 г. и лишь после свержения Гурвица сошел на нет. В начале же 2010 г., после падения оранжевого режима, ситуация для нацистов мэрии стала ухудшаться. А финальной акцией схватки 22 марта стал наш пикет под молодежным управлением. Мы отметили конец травли, скандируя «Анархисты – не фашня!», и подарили Юсову детский майданчик, где он может готовить новые революции [5] .

ЭСКАЛАЦИЯ КОНФЛИКТА
Переход на новый уровень борьбы с режимом Гурвица ознаменовала блокада нелегальной парковки на Греческой площади, - месте сражений 2006 г. Анархистам важно было отвоевать плацдарм городской территории, с которого развивать дальнейшее наступление. Площадь для этого подходила идеально, - ее южная часть, где власти закопали подземную развязку, продолжала быть в аренде у наших товарищей из ООО «Киев». Мэрская бюрократия не смогла аннулировать этот договор и тогда наглым образом сдала парковщикам в аренду… плиточное покрытие (!) на площади, действительно, принадлежащее горисполкому. 5 марта 2010 г. анархисты блокировали стоянку, не давая въезжать на нее новым авто и, таким образом, к вечеру полностью очистили участок. Планировалось на этом месте поставить палаточный городок САУ.

Между тем, шел год местных выборов, в которых анархисты Одессы собирались принять самое активное участие. Но когда мы обратились к фирмам внешней рекламы по аренде бигбордов под агитацию, все отказали, ссылаясь на неофициальный запрет мэрии. В знак протеста мы самовольно вывесили на здании мертвого трамвайного завода огромный черно-красный баннер САУ с цитатой Махно «Власть рождает паразитов. Анархия рождает свободу». 20 апреля рабочие ЖКХ под охраной милиции украли наш баннер. Мы ответили постоянным пикетом-сэндвичем под облМВД. Параллельно в разных районах стали массово появляться на стенах трафареты «Власть рождает паразитов! Союз анархистов Украины». Наконец, на Первомай лидер молодежного крыла нашей ячейки Алексей Петров (Хэлл) собрал колонну на марш через центр города. В отличие от коммунистов с замшелыми призывами, наша колонна ощетинилась острыми лозунгами «Это город наш, не Гурвица!», «Гражданский контроль ЖКХ!», «Нет нацизму в Одессе!». Марш стал дерзким вызовом городской власти.

Затем мы переключились на борьбу с наиболее одиозными отделами и чиновниками мэрии. Используя извечные противоречия между горисполкомом и обладминистрацией, мы вышли 14 мая под офис губернатора с требованием пресечь незаконную деятельность «Инспекции по благоустройству города», терроризировавшей предпринимателей и простых одесситов. А 2 июня анархисты устроили спектакль под областной прокуратурой с требованием расследовать деятельность вице-мэра М. Кучука. Последний был гением махинаций в команде Гурвица и обращение на него прокурорского внимания больно било по карманам мэрии. Этой акцией мы открыли череду сатирических митингов, которые в столице юмора Одессе имели особый резонанс. Обыграв фамилию вице-мэра, САУ-Одесса вышел с плакатом «Уберите кучу ка…!», а пара молодых анархистов с лопатой и метлой показывала прокурорам, как этот «ка» надо убирать. Репортаж об акции прошел едва ли не по всем местным телеканалам.

ГЛАВНЫЙ КАЛИБР
Тем временем, лидер САУ Вадим Черный через свои каналы в Израиле и при поддержке местных анархистов добыл компромат о собственности семьи Гурвица в этой стране. Отдельный вопрос, каких связей, усилий и денег это стоило. Но и материал подобрался разгромный, способный свалить мэра Одессы и без выборов. Так, согласно законам «О борьбе с коррупцией» и «О службе в органах местного самоуправления», чиновник уровня городского головы обязан ежегодно декларировать доходы за границей, движимое и недвижимое имущество и вклады в банках не только свои, но и своей семьи. И по ст.9 закона о коррупции нарушение порядка декларирования доходов семьи является основанием для снятия с должности и запрета баллотироваться снова.

Черный обнаружил и документально подтвердил такое имущество жены мэра Ольги Меньшиковой (изр. Менаш). Автомобиль BMW X5 ($130 тыс.), два личных счета в банке Леуми, один, - в банке Мизрахи, квартира в пгт. Кирьят-Моцкин, счета ее кампании с перечислениями на них пятизначных сумм, а также квартира сына Гурвица ($570 тыс.) и другие объекты недвижимости. Союз анархистов Одессы акцентировал внимание, что мы не интересуемся происхождением этих счетов и имущества. Главное, - мэр нарушил законы, наказание по которым, - увольнение и запрет избираться.

Ясно было, как у Гурвица все схвачено на уровне города, да и обладминистрация не станет раздувать дело. А наши настойчивые попытки передать соответствующее заявление с доказательной базой в прокуратуру и СБУ привели к тому, что руководители силовых структур стали просто прятаться от нас. Украинские реалии таковы, что в отношении мэра миллионного города законы не работают. Вернее, здесь нужна политическая воля на уровне руководства государства, чтобы делу был дан ход. Поэтому мы подключили киевскую ячейку нашей партии, которая 17 июня 2010 г. провела демонстрацию под Администрацией Президента (АП). С плакатами «Посчитайте счета Гурвица!» и «Гурвица под суд!», анархисты передали представителю АП открытое обращение к Януковичу, текст которого распространили одесские СМИ [6] .

Затем 6 июля под Одесской ОГА анархисты провели акцию «Город, как рыба, гниет с головы!». Мы держали плакат с номером счета семьи Гурвица в Израиле «67000/6» и старый лозунг времен борьбы за Греческую площадь, - «За Одессу без Гурвица!». На асфальт перед офисом губернатора мы вывалили символ акции, - огромную дохлую рыбину [7] . А 9 июля САУ-Одесса стал отвоевывать южную часть Греческой площади с целью создать там информационный центр, рассказывающий одесситам о коррупции мэра и невозможности его участия в выборах 2010. Напомню, этот участок оставался в аренде у нашего ООО «Киев», так что юридически действия были законны. Анархисты начали устанавливать на площади забор, на котором крупным шрифтом писалось «Счет семьи Гурвица в Израиле 67000/6», а также раздавали одесситам листовки. Уже через полчаса на площади появилось руководство Приморской райадминистрации с рабочими ЖКХ и нарядом милиции. Начались столкновения с рабочими, сломавшими забор. Милиция сохраняла нейтралитет, а анархисты отступили для накопления сил [8] .

Сменив тактику, мы на время оставили идею захвата площади, но с нее не ушли, а вернулись к своим сатирическим акциям. Уже 15 июля в той части площади, где идет поток пассажиров от маршруток из спальных районов, анархисты устроили аттракцион «Политический тир». Рядом с проходом были поставлены три больших стенда с портретами мэра и вице-мэров Ворохаева и Кучука. А слева на столике лоток яиц, которыми мы предлагали одесситам выразить свое отношение к мнимым «отцам города». Прохожие сначала с опаской, а потом все смелее подключались к развлечению. Анархисты подбадривали их, скандируя «Власть рождает паразитов! Смех паразитов убивает!» и «Смех – оппозиция власти!». Тир украшал вызывающий плакат «Здесь начинается Одесса, свободная от Гурвица». Во избежание провокаций придворных молодчиков тир охраняла группа парней из клуба боевых искусств «Белый Дракон». Наконец, 20 июля активисты САУ-Киев еще раз вышли с документами по Гурвицу, теперь уже под Генпрокуратуру, руководителю которой и передали пакет компромата.

ЖЕСТКИЙ ОТПОР
Мы просчитались в том, что регионалам будет выгодно расправиться с Гурвицем по закону, на основании документов, предоставленных третьей стороной. Но сам-то одесский градоначальник столько лет дерибанил город в кампании фракции регионалов горсовета и их же нардепов. Так что, подозреваю, от наших противников в Администрацию Президента поступали не менее веские аргументы. Больше месяца решение верховной власти оставалось неясным. Пока Гурвиц не понял, что делу не будет дан ход. Тогда его молодчики постепенно перешли в наступление. В тот же день, когда киевские анархисты пикетировали Генпрокуратуру, под гостиницей «Зирка», где располагается один из штабов САУ, встал пикет «Свободной Одессы» с плакатами, объявляющими гостиницу борделем. А когда Черный вышел разогнать провокаторов, их командир стал угрожать поджогами. Что оказалось не голословной бравадой.

Того же 20 июля СО направила в силовые структуры и СМИ заявление, указывавшее, что анархисты собираются сорвать визит в Одессу патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, забросав его яйцами во время освящения Спасо-Преображенского собора [9] . Братчики публиковали в СМИ мой телефон и домашний адрес и призывали верующих выразить мне свое возмущение. Видимо сильно обиделся Гурвиц на наш политический тир, что его челядь попыталась натравить на нас силовиков по тому же яичному сценарию. Надо отдать должное СБУ и МВД, никто из них не повелся на демарш штатных провокаторов мэра, в САУ даже не обратились за объяснениями. Мы же выступили в СМИ с опровержением, а затем и с разгромных заявлением по поводу награждения патриархом Гурвица орденом Серафима Саровского. По нашему мнению, одесский мэр, установивший в городе режим лжи, нацизма и коррупции, является полной противоположностью деяниям старца, кавалером ордена которого он стал. Вероятно, на этом терпение мэра и лопнуло.

Около 9 часов 27 июля меня разбудил звонок в дверь. На лестнице стоял какой-то мутный субъект, внизу из-за угла выглядывал еще один. Мне было заявлено, что я якобы являюсь свидетелем ДТП и предложено пройти дать показания. Я посоветовал вызвать меня официально и закрыл дверь. Но, открыв почту на компьютере, я сразу понял, что приходили придворные молодчики. Письмо Черного было лаконичным: «Без истерик. Братчики у меня ночью машину взорвали. Мы прекращаем акции по Гурвицу. Мне это все пофигу, но у вас машины нет, и я не хочу вас подставить под бейсбольные биты». Когда мы свернули акции, разные интернет-анархисты поспешили обвинить нас в трусости. Не особо распинаясь, скажу, что было лишь тактическое отступление. Нашей главное целью было свержение режима Гурвица. Как мы указали в заявлении по поводу теракта, «В преддверие местных выборов, мы не станем поддаваться на провокации, заставляющие САУ перейти в область бандитских разборок». Которые в итоге привели бы к снятию нас с выборов, и, значит, поражению в борьбе с мэром.

Сам же поджог мы не зря назвали терактом. Примерно в 2 часа ночи бутылками с «коктейлем Молотова», подложенными под передние колеса был подожжен «Хаммер» Черного. Это произошло в нескольких метрах от домовой газовой котельной и, если бы огонь дошел до бензобака машины раньше, чем приехали пожарные, взрыв котельной уничтожил бы рядом стоящий 17-этажный дом. Мы не сомневались, что теракт был ответом Гурвица на наши выступления по поводу его собственности в Израиле. Ни одна из оппозиционных партий города не удостоилась столь жесткого отпора. Что говорит о том, какую смертельную опасность мэр видел в анархистах и публикуемом нами компромате. Чтобы слегка осадить молодчиков, Черный подал в Генпрокуратуру заявление о возбуждении уголовного дела по статье «терроризм». Во избежание поджога моей квартиры, возле дома была поставлена круглосуточная засада.

А чтобы показать, что нас не запугали, САУ уже на следующий день после теракта 28 июля подал в Приморский райсуд иск о запрете «Службы помощи мэра» - главного предвыборного проекта Гурвица. Братчики же распространили по субкультурным сайтам «утку» о том, что Хаммер подожгли настоящие анархисты в отместку за предательство САУ идеалов анархии. Надо отдать должное, в «Свободной Одессе» работали талантливые провокаторы, разбирающиеся в спорах анархических течений. Как следствие, сайты враждующих с САУ анархо-коммунистов некритично перепечатали эту «утку», тем самым, включившись в борьбу с нами на стороне городской власти [10] . На что мы ответили возмущенным заявлением, которое указывало: «Мы принимаем самые острые идеологические дискуссии между течениями анархизма, понимаем даже отказ части левых анархистов общаться с представителями анархо-капиталистического крыла движения. Но, чтобы открыто вступать в войну с нами на стороне власти, радоваться террору властей против конкурентов по анархизму! Мы считаем такое поведение в принципе недостойным звания «анархиста»» [11] .

Тем временем, молодежная ультраправая субкультура устроила настоящий террор против нашей анархической молодежи. От мелких угроз дело быстро пришло к открытым нападениям на активистов САУ на рок-концертах, в тусовке и даже по вечерам на улицах. Ясно, что отмашка была дана из «Свободной Одессы». Наши ребята отбивались, как могли, не переходя при этом к ответному террору, которым опять таки могли воспользоваться власти для политического процесса над САУ. Иногда выдержка – лучшее геройство. Пока же наша молодежь через контакты в субкультурной среде собирала информацию об исполнителях поджога. Забегая вперед, скажу, что их мы вычислили и после выборов они предстали перед судом. Но судили их не за терроризм или препятствование политической деятельности, а лишь за порчу частного имущества. К тому же против заказчиков теракта дело было спущено на тормозах [12] .

На фоне субкультурного террора для нас была актуальна и поддержка студента Вячеслава Грациотова (Марка), который, защищая свою девушку от пьяных националистов, нанес смертельное ранение одному из них. Это происшествие вызвало большой резонанс в городе, его обсуждали на форумах, собирали группу поддержки для Марка. Братчики пытались раздуть это дело, как террор против украинских патриотов в Одессе. Мы видели в происшествии доказательство разнузданного поведения заезжих ультра. Слава же был близок к анархической субкультуре, общался с представителями нашего молодежного крыла и в 2009 г. даже участвовал в акции САУ против конституции Ющенко. Тем более, мы считали своим долгом участие в его защите. С 10 сентября Одесский союз анархистов организовал и принял участие в трех акциях в защиту Марка под областной и районной прокуратурой. Его выпустили из СИЗО и сменили статью на более мягкую. Думаю, этому поспособствовало и наше участие.

ПЕЙЗАЖ ПЕРЕД БИТВОЙ
САУ-Одесса временно ушел в низы, - в августе-сентябре мы провели две кампании в поддержку ОСМД и малого бизнеса. Первая предлагала реформу ЖКХ через организацию домкомов, которые использует юридическую форму ОСМД, но управляются без найма штата, прямой демократией общих собраний. САУ брал на себя бесплатную регистрации и бухгалтерское сопровождение таких комитетов. Вторая предлагала малому бизнесу защиту от чиновников. Заключив договор с САУ, они клеили на своих дверях стикеры: «От незаконных проверок объект охраняется Союзом анархистов Украины». Здесь играл роль наш скандальный имидж борцов с коррупцией. Чиновник сто раз подумает, прежде чем ломиться в магазин и связываться с нами. Обе кампании не добились ожидаемых результатов. Идея анархических ОСМД совсем не пошла, - жильцы домов Молдаванки, где мы вели агитацию, инертны и несамостоятельны. «Охранная грамота» сработала лучше, но все равно многие предприниматели боялись связываться с нами из-за нашей войны с мэром. Но мы получили иной результат, - нас массово увидели люди, интересовались нашей борьбой, выражали поддержку.

А еще, чтобы показать свою решимость вернутся к борьбе с мэром, 7 сентября мы провели под горсоветом сатирическую акцию «Даешь публичное покаяние!», обращенную к Гурвицу, как к кавалеру ордена Серафима Саровского. По примеру этого святого, анархисты предложили мэру покаяться перед одесским народом. Для чего мой помощник Вадим Овсяников (Термис) привел на Думскую площадь, 1 потешную процессию с символами оранжевого движения и портретом лидера гурвицевской партии «Наша Украина» Ющенко, смешно грозящего кулачком. Для соблюдения ритуала покаяния активисты САУ передали одесскому градоначальнику рубище и пепел для посыпания головы.

Между тем, завершалось формирование предвыборной конфигурации в Одессе. И до последнего момента сохранялась интрига, договорится ли Гурвиц с Партией регионов (ПР). Хоть он пришел к власти от «Нашей Украины», но всю свою каденцию плотно сотрудничал с регионалами горсовета. К тому же, отличительной чертой мэра был талант договариваться. В крайнем случае, он готов был отдать большую часть, чтобы сохранить свое положение. Поэтому в оппозиции никто особо не удивился, когда летом мэр подал заявление о вступлении в ПР. И еще в сентябре в СМИ проходила информация, что руководитель АП С. Левочкин ставит на Гурвица в противовес премьеру Н. Азарову, который ставил на другого кандидата – А. Костусева [13] . Лишь перед началом избирательной кампании стало известно, что Гурвиц пойдет в мэры от партии «Фронт перемен» А. Яценюка. Но и это особо ничего не меняло, так как сам лидер Фронта слыл большим мастером договариваться с политическими противниками.

Союз анархистов Украины впервые шел на местные выборы в десяток Советов по всей стране. Насчет правящей Партии регионов мы не питали никаких иллюзий, как, впрочем, и насчет их противников из бывшего лагеря Ющенко. Еще в декабре 2004 г. наши агитаторы раздавали на Майдане листовки, объясняющие оранжевую революцию, как борьбу двух олигархических кланов за верховную власть. Режим Ющенко-Тимошенко эту версию подтвердил. Поэтому в виду конечной общности интересов закрытой системы «власть-оппозиция», анархисты на выборах в местные Советы остались верны своей стратегии: выступать против действующей власти в своих городах, вне зависимости, каким партийным флагом она прикрывается. Так ячейки САУ в Мариуполе и Лисичанске выступали против регионалов, а в Одессе и Луцке, - против оранжевых.

Но, в отсутствии финансовых и медийных ресурсов, в Одессе пришлось договариваться и нам. Только по другому поводу, - как не дать Гурвицу остаться в кресле мэра. Пять местных телеканалов были сосредоточены в руках объединенной оппозиции, - в первую очередь, у той части регионалов, что выступали против Гурвица и поддерживали Костусева. В переговорах с ними нам было заявлено, мол, анархизм в наших СМИ вы можете пиарить только за деньги, но любые ваши выступления против общего врага – мэра – будут освещать в новостях все оппозиционные телеканалы и сайты. Таким образом, анархистам оставалась только пропаганда действием, на которой мы и сосредоточились. А так как другая, специализирующаяся на уличных протестах, оппозиционная партия «Родина» к выборам их вообще свернула, САУ фактически «обеспечивал улицу» от имени оппозиции. Так первые выборы для одесских анархистов стали не походом в горсовет, а полем битвы против власти.

УЛИЦА ЗА НАМИ
27 сентября 2010 г. в заводоуправлении ОАО «Одессаремэлектротранспорт» прошли конференции по выдвижению кандидатов от САУ. На пост мэра Одессы был выдвинут Вадим Черный, я возглавил список анархистов в горсовет. После чего мы активно включились в предвыборную борьбу, пытаясь постоянными акциями выжать максимум новостей об анархистах в рамках договора с хозяевами оппозиционных телеканалов. Весь октябрь мы не сходили с городских экранов, реализуя различные информационные поводы борьбы с Гурвицем. В Одессе шел настоящий месячник анархии, который был подкреплен и атакой наружной рекламы. Понимая, что мэрии теперь не до борьбы с анархистами, кроме трафаретов «Власть рождает паразитов!», заполнивших весь город, мы еще внаглую развесили черно-красные баннеры САУ с цитатой Махно на зданиях в центре города, принадлежащих нашим сторонникам.

Веселый одесский народ может подтрунивать над устраивающей его властью, но если начинает ее откровенно высмеивать, - никогда за нее не проголосует. Поэтому с каждой нашей акцией накал политической сатиры нарастал. Так 7 октября, нарядив активистов в плащ-палатки и каски, арендованные на киностудии, наш пикет с баннером «Хочешь жить, как на фронте?!» обыграл выдвижение мэра от «Фронта перемен». Прохожим раздавались листовки, сообщавшие, что мэр выбрал партию для выдвижения чисто по Фрейду. Ведь вся история его правления – это беспрерывная война с оппозицией, предпринимателями и простыми одесситами. Анархисты призывали не голосовать за Гурвица тех, кто не хочет продолжения в Одессе боевых действий. А уже через 3 дня под стенами горсовета прошла акция САУ «в поддержку» мэра с издевательскими плакатами «Даешь повышение тарифов!», «Больше кредитов за счет одесситов!», «Дави свободную прессу!», «Больше поджогов и взрывов!», «Даешь вырубку парков!».

18 октября к тому же горсовету мы вышли отпраздновать Международный день борьбы с бедностью, - принесли мэру приглашение провести на Куликовом поле бесплатный тренинг на тему «Борьба с бедностью. Сверхприбыль без бизнеса», где Гурвиц рассказал бы одесситам, как он сколотил состояние на посту мэра. Участники акции держали плакаты «Делюсь бедностью с мэром! (обращаться круглосуточно)» и «Прибыль чиновников – ущерб Одессы!». А 22 октября анархисты вышли на Привокзальную площадь раздавать прохожим «гурвинки», - стилизованные под доллар банкноты номиналом «Сто раз имею вас» с лицом мэра, перечислением злодеяний его режима и вердиктом «Проверено Союзом анархистов». Акция была посвящена проблеме кредитов Гурвица, которые поставили город на грань дефолта. «Гурвинки» имели большой успех, одесситы и приезжие разбирали банкноты на сувениры. О них рассказывали на форумах, их фото пересылали друзьям, многие хранят «гурвинки» до сих пор, что редко случается с агитационной продукцией.

Но, чтобы не быть воспринятым только как зубоскалы, Союз анархистов Одессы параллельно вел серьезную кампанию разоблачения недостоверной политической рекламы Гурвица. Наша летучая группа вместе с Черным и съемочной группой телеканала «Арт» курсировала по городу и, останавливаясь у бигбордов мэра, разоблачала фальшивые цифры его отчетов о проделанной работе. А пока эти короткие ролики заполняли оппозиционные каналы, группа наших кандидатов 13 октября устроила блокаду Областного управления защиты прав потребителей. На основании разоблаченных данных юристы САУ накануне пыталась подать туда заявление с требованием запретить недостоверную рекламу мэра. После отказа чиновников принять заявление, анархисты блокировали управление, испуганная начальница заперлась в своем кабинете, а секретарь был вынужден дать делу ход. Кроме того, весь октябрь наши юристы вели судебную тяжбу против «Службы помощи мэра». Анархисты доказывали незаконность ее создания и финансирования, требовали ее ликвидации и, тем самым, срывали один из главных источников предвыборной агитации мэра.

Но главным ударом по Гурвицу стала пресс-конференция Вадима Черного 14 октября, на которой он подробно рассказал о счетах, недвижимости и другой собственности семьи мэра в Израиле. Журналисты получили на руки копии израильских документов с нотариально заверенными переводами. Это была бомба! Быть может, один из главных моментов избирательной кампании, повлиявший на выбор одесситов не в пользу Гурвица. Отчет о пресс-конференции до самого дня выборов постоянно крутили все оппозиционные телеканалы [14] . В тот же день я выступал в теризбиркоме с требованием снять мэра с выборов за это грубейшее нарушение декларирования доходов. ТИК единогласно проголосовал против моего предложения.

Не забыли мы молодчикам Гурвица и поджог автомобиля, - на нашем участке Греческой площади мы провели 20 октября акцию «Мертвый Хаммер», приуроченную к полугодию непримиримой борьбы САУ с городским режимом. Под баннер с махновской цитатой мы привезли сожженный джип, на фоне которого расположились два активиста с плакатом «Хочешь жить, как на фронте?». Акция под черными знаменами прошла в виде закладки первого камня будущего монумента «Борцам за Вольную Одессу», который должен был символизировать сожженный Хаммер. Анархисты скандировали «Гурвиц должен быть наказан!». Чуть позже была обнародована информация о помощи зарубежных хакеров в борьбе со «Свободной Одессой». Сочувствующие САУ медиа-активисты взломали почтовые аккаунты СО, что позволило анархистам наблюдать за их перепиской. 27 октября письма гурвицевских погромщиков со всем их цинизмом, нацизмом, наркоманией и сексуальными пристрастиями были выложены на одном из сайтов САУ и ссылки на них предоставлены местным СМИ.

Наконец, за день до конца избирательной кампании САУ-Одесса «выстрелил» последней акцией политической сатиры «Анти-Хэллоуин: изгнание оранжевого беса». Так как выборы приходились на 31 октября, - новомодный праздник всякой нечисти, - анархисты провели у стен горсовета ритуал ее изгнания. Участники акции держали плакаты и скандировали «Обитель зла 5: дезинфекция» и «Конец оранжевой чумы». На ступени мэрии были возложены хэллоуиновская тыква и пакеты с последним глотком одесской крови для гурвицевских упырей. Напоследок «обитель зла» по всем правилам борьбы с нечистью была опрыскана чесночным раствором. В своей заключительной речи на камеры телекомпаний я обратился с призывом к одесситам контролировать снизу любую власть, что придет на смену команде Гурвица. Без чего она неизбежно выродится в бюрократических бесов [15] .

ПОСТСКРИПТУМ КАМПАНИИ
Гурвиц выборы проиграл, хоть по оранжевой традиции долго отрицал их результаты. Мэром стал Костусев, большинство в горсовете снова получили регионалы. При подсчете голосов поданных за партии в горсовет, наш Союз анархистов обобрали до нитки, оставили нам 715 голосов или 0,9%. Что в несколько раз меньше числа одесситов, выражавших одобрение нашей борьбе. Черный сказал, что это обычное мародерство комиссий, - у партий, не преодолевших 3% барьер, отбирают бюллетени в пользу одной из партий-победительниц еще на стадии подсчета. Сам он получил 1635 голосов, что тоже вряд ли отражало реальность. Уже 1 ноября наш Политисполком выступил с заявлением, что выборы были нечестными, так как теризбирком подыгрывал Гурвицу. Но два наших иска в суды с требованием признать выборы недействительными были отклонены.

В то же время, новая мэрия отдала должное борьбе анархистов против Гурвица. Нашим сторонникам-бизнесменам, пострадавшим от прошлого режима, были возвращены их объекты. Черный согласился возглавить хозяйственное подразделение горсовета: КП СМЭП, силами которого провел громкую «дорожную революцию», - разгрузил от пробок проблемные перекрестки города и сократил время проезда в спальные районы. Спустя полгода он ушел с должности и стал советником мэра по борьбе с коррупцией. Потом оставил и этот пост, но скандальные разоблачения взяточников продолжаются. Несмотря на громкий успех «дорожной революции», далеко не все участники САУ-Одесса поддержали сотрудничество Черного с мэрией. Но формально оба поста не считаются бюрократическими и принцип САУ неучастия в исполнительной власти им соблюден. А пока продолжается война против Черного остатков журналистского корпуса Гурвица, осевших в телекомпании «Круг» и на сайте «Свободная Одесса». Но тут все ясно: такие обиды, как отлучение от «кормушки», забываются не скоро.

Мне же несколько раз предлагали возглавить разные управления мэрии, то есть идти работать в бюрократию, на что я неизменно отвечал отказом. Если мы станем торговать принципами, чем будем отличаться от прочей партийной публики? Хотя, по вопросу контактов с мэрией в нашей ячейке до сих пор идут споры. Считать ли работу в муниципальных службах участием во власти или, напротив, по предложению Бакунина, опираться на местное самоуправление в борьбе с государством? Кроме того, звучали предложения стать нам при новом мэре придворной уличной командой. Но тут нас явно с кем-то перепутали.

Несмотря на все издержки избирательного процесса, Одесский союз анархистов добился своей главной цели, - скинул преступный городской режим. При этом мы понимали, что следующий состав мэрии не будет лучше. Но выбор в нашей политической реальности невелик: либо позволить коррумпированному авторитарному режиму остаться безнаказанным, либо постоянно сменять преступников за их злодеяния, пока это не станет правилом неотвратимого возмездия и не выдрессирует кандидатов. Мы пошли вторым путем. А то, что одесситы в этот раз не доверили нам быть их представителями в горсовете, - думаю, еще не привыкли к столь радикальной альтернативе, с агитацией надо доработать и, конечно же, продолжать борьбу. И мы продолжаем: выходим с акциями против коррупции в новом составе мэрии. И новые махинаторы с Думской площади, 1 могут не сомневаться, - рано или поздно, мы придем за всеми.

Материалы на похожую тему