Союз Анархистов Украины - Анархизм меж двух майданов


Анархизм меж двух майданов

Линейность разгосударствления и социального освобождения, составляющих основу эволюционного анархизма, наблюдается только в теории. А в жизни этот путь извилист и часто замаскирован до неузнаваемости, и только спустя годы историки его осмысляют в какую-то стройную концепцию. После чего потомкам она кажется ясной и продуманной стратегией. Но современники революционных событий зачастую вынуждены действовать по наитию, не узнавая перспективы освобождения от гнета иерархий под непривычными личинами и флагами. Так было в гражданскую войну, так происходит и сегодня в Украине. Поэтому в данной статье я попытаюсь вычленить либертарную линию в хаосе и переплетении протестов и требований, которая, по моему глубокому убеждению, единственная и способна спасти нашу страну.

Лозунги революции

В первый период протестов на киевском Евромайдане радикальные националисты тоже присутствовали, и даже избивали леваков и анархистов, пытавшихся внедрить в движение социальную программу. Но ультраправые тогда были отодвинуты на второй план идеями горизонтальной самоорганизации и взаимопомощи. Вопросы быта палаточного городка или организации протестов решались на основе прямой демократии. Налицо были элементы безвластной организации протестных движений типа «Окупай Уолл-стрит», романтика социального эксперимента. Общественный сектор Майдана требовал децентрализации власти и наделения местного самоуправления максимальными полномочиями, создания ОСМД и их объединений на уровне улиц, кварталов и микрорайонов, которые станут первичными звеньями этого самоуправления.

Но по мере игнорирования режимом Януковича требований Евромайдана, произошла его правая радикализация, - в протестах стали лидировать неонацистские вертикальные военизированные структуры. Они не только сбросили Януковича, но и подменили горизонтальную общественную координацию вождизмом и приказной дисциплиной. В итоге мы имеем ультраправого генпрокурора из ВО «Свобода» и секретаря РНБО, - основателя национал-радикальной организации «Патриот Украины». Имеем совмещение руководства парламентом и президентской вертикалью. Имеем феодализацию в лице олигархов, поставленных губернаторами в юго-восточных областях, и разгул боевиков в городах. Ростки независимого гражданского общества и общественного контроля над государством были отброшены в борьбе за верховную власть между олигархическими кланами и спонсируемыми ими радикалами.

Но тут заявил о себе фактор русскоязычного Юго-востока, поддержанный российским вторжением в Крым. Эти области не захотели подчиняться новому режиму украинских националистов и подняли волну протестов «русской весны», в которых радикальным авангардом были так же националисты, но уже русские. И здесь звучали далекие от демократизации призывы к имперскому возрождению, присоединению к России, аналогичные призывам Евромайдана в отношении ЕС. А вместо обучения активистов протестным технологиям за рубежом, как это делали майданщики, на Юго-восток засылались инструкторы, чтобы возбуждать беспорядки на месте. Но были в «русской весне» и умеренные участники, выступавшие за единство страны при условии децентрализации власти, как гарантии сохранения их культурной идентичности.

Так в силу культурных особенностей, области Юго-востока переняли эстафету Евромайдана в части демократизации государства. Например, среди требований, выдвинутых одесским «Куликовым полем» (быв. антимайдан) 1 марта был не только второй государственный язык, но и административно-территориальная реформа, 70% налогов должны оставаться в Одессе, выборы губернатора и судей. Выдвигались лозунги прямого народовластия (то есть прямой демократии), и даже была озвучена идея Одесской автономной республики. Аналогично бюллетень неформального «референдума» в Харькове 16 марта содержал вопросы не только о языковом суверенитете, но и экономической федерализации (то же сохранение налогов на местах) и народовластии (общественном контроле над властью между выборами).

Требования «русской весны» были усилены ультиматумом Кремля от 17 марта. Среди его условий были государственный статус русского языка, принятие федеративной конституции, выборы законодательной и исполнительной власти в регионах, их широкие полномочия в экономике, финансах, образовании, социальной сфере. Почти сразу на ультиматум отозвался премьер Яценюк в своем обращении к жителям Юго-востока. Он обещал сохранение статуса региональных языков, децентрализацию власти при сохранении унитарного устройства, передачу широких полномочий и денежных ресурсов в области, города и районы, учет местной специфики в вопросах образования, культуры и истории. Все это будет отображено в новой конституции. Наконец, уже 25 марта премьер выступил с инициативой ликвидации областных госадминистраций и заменой их исполкомами областных Советов.

Стратегия анархистов

Мне, как автору основной части Программы ПП «Союз анархистов Украины» (САУ), принятой в августе 2012 г., постоянно бросалось в глаза совпадения с ее установками инициатив обоих майданов и правительственных предложений. Взаимопомощь и самоорганизация, прямая демократия и базисное самоуправление домов, улиц и районов. Децентрализация власти с ликвидацией ОГА и возрождением исполкомов местных Советов, возврат полномочий управления до уровня громад, выборность ключевых чиновников на местах, налоговая реформа и бюджетный федерализм. Причем, все эти меры в комплексе, связанные в одну стратегию, не встречались нигде, кроме Программы САУ. И даже премьер Яценюк в выступлениях по децентрализации использовал ключевую формулу эволюционного анархизма, - «демонтаж власти».

Децентрализация союзна анархизму. Чем выше иерархия власти и центр принятия решений, тем меньше демократии и контроля избирателей. Откуда демонтаж власти, низведение основных полномочий управления на уровень регионов и громад приближает центр принятия решений к гражданам. Как говорили старые анархисты, происходит «распыление власти», завершением которого они видели равное наделение ею всех членов общества, то есть безвластие. Но это в далеком будущем. А в нашей реальности навстречу децентрализации движутся самоорганизация и прямая демократия, дающие рост структур гражданского самоуправления снизу вверх, путем объединения его низовых первичных органов в квартальные и районные ассоциации. В результате, децентрализация и самоорганизация встретятся где-то на уровне громад, создав оптимальную для нынешнего этапа развития систему общественного самоуправления.

Эти меры уже полтора года предлагает наша программа. А приведенные выше примеры с обеих сторон баррикад показывают широкий общественный спрос на разгосударствление. Поэтому сначала было непонятно, почему при идентичных практиках Евромайдана там подавлялись анархисты. Но потом вспомнилась тактика большевиков 1917 г., которые перехватывали анархические требование «рабочего контроля» и лозунг «Вся власть Советам!». Эти идеи были востребованы массами и большевики присвоили их для набора популярности, хотя они и противоречили марксизму. Аналогично и на Майдане идеи гражданских активистов стали удобным политическим маскарадом, служили привлечению масс, уставших от произвола государства. Но участие самих анархистов грозило увести это движение из-под контроля олигархов, финансировавших протесты.

Такой сценарий был ожидаемым. Еще в первомайской статье 2013 г. я отмечал, что не надо бояться дискредитации наших идей в технологических переворотах. Пусть эти практики называются там как угодно, они не теряют своей анархической сути. Ибо прямая демократия и рост самоуправления сами по себе антагонистичны вертикали власти, а люди, продвигающие их, работают на анархический проект вне зависимости от самоназвания. И сейчас главное время таких активистов, наше время. Пока не прошли перевыборы всех институтов власти и не снята угроза российской агрессии, новый режим не решится на восстановление жесткой вертикали власти и подавление самоуправления, как это было при Януковиче. И, значит, мы должны использовать это время, чтобы добиться выполнения всех обещаний децентрализации.

Гражданские активисты, искренне желающих демократизации Украины, занимаются на майданах не своим делом. Выступая за тот или иной геополитический выбор, они идут на поводу у политиков и олигархов из разных лагерей, но одинаково стремящихся сохранить систему централизованного диктата и ограбления только при разных глобальных хозяевах. Напротив, уличным движениям необходимо объединять усилия для роста реального самоуправления и общественного контроля на местах. И такой опыт уже был в Одессе, когда «Генеральный протест», Евромайдан и «Куликово поле» приняли совместный список требований к горсовету. Среди его пунктов, - создание общественной ревизионной комиссии для расследования действий старой власти, а так же органов низовой самоорганизации и прямой демократии.

В этой связи особенно важным является горизонтальное взаимодействие даже не лидеров майданов, а их рядовых участников. Такая «народная дипломатия» поможет преодолеть искусственные барьеры и искать то, что объединяет, а не разъединяет оба протеста. А объединяет их, как мы видели выше, требование демократизации власти, через ее децентрализацию и возврат полномочий органам самоуправления. Чем более самостоятельными и объединенными в защите своих интересов станут громады по всей Украине, тем меньше мы оставим шансов новому режиму навязать нам очередную бесконтрольную вертикаль власти со старым произволом и наступлением на наши права. И только с установлением системы реального народовластия, регионы и громады нашей общей страны смогут без склок и провокаций политиков спокойно решить вопрос геополитического выбора, который устроит всех.

Материалы на похожую тему